А помните из истории что было в 1812-ом году?

Набрёл на просторах рунета на интересную статью Вадима Парсамова «Александр I в 1812 году», не призываю вас соглашаться со мной или с автором статьи, лучше формируйте своё собственное мнение, относясь ко всему критически, а если поправите меня, буду искренне благодарен. Для меня в статье ценны собственно цитаты исторических документов, коими являются письма государя Александра I.

Вкратце я вижу ситуацию примерно так: корсиканский антихрист, во главе полумиллионной армии безбожников со всей объединённой Европы, шагает по нашей земле, уверенный что ключи от Москвы он получит на блюдечке с голубой каёмочкой, он же считает что благо нам, угнетённым и угнетаемым, принёс. Я вовсе не утверждаю что во вражеской армии не было верующих, но кто знаком с историей французских революций, знает что они в равной степени выступали против Бога, а не только против монархии, так что я только общий вектор подчёркиваю.

Со слов самого Александра I, Наполеон Бонапарт добился мощной пропагандой того, что вся страна была настроена против русского царя, а самый близкий ему человек, его сестра, Екатерина Павловна, — вообще один из лидеров оппозиции. Часть светского общества то реально готова с распростёртыми объятиями принять Бонапарта своим освободителем от гнёта монархии, кстати, у них их учителями с детства были французы, они общались на французском языке и читали, разумеется, всю «прогрессивную» французскую гуманистическую литературу. Простой же народ и армия конечно готовы были умереть, но антихристу державу не отдать, но вот царя, благодаря мощному аппарату пропаганды (это опять же со слов самого государя) уже презирали и царю уже не доверяли. Александр был готов умереть за народ, но в точности как Давид оказался всеми отверженным с одним упованием, на Бога. Благо что Бог ему ещё ранее посылал настоящих (не номинальных) христиан, свидетельствовавших царю о Христе и Евангелии. Тот же Голицын многократно и настоятельно рекомендовал российскому императору читать Библию. И хотя не совсем понятно когда именно произошли в царе кардинальные перемены, сам Александр пишет: «Пожар Москвы осветил мою душу, и наполнил моё сердце теплотою веры, какой я не ощущал до тех пор. Тогда я познал Бога.»

Итог такой, что Александр, такой себе царь, неумелый полководец, никогда не любимый своим же собственным народом, стал инструментом Божиим для освобождения всей Европы от тогдашнего непобедимого корсиканского антихриста. На знамени победы была написана цитата из книги Псалмов: «Не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу». Потом по указу Александра I был начат перевод Библии на современный русский язык, которым я нынче и пользуюсь. Чудеса чудесатые, и это один из моих любимейших эпизодов из небиблейской мировой истории.